Новое на сайте

Древнегреческая культура

Изучение культурной жизни различных народов и стран издавна было делом, привлекавшим внимание философов...

Готическая субкультура

Готическая субкультура включает в себя столько понятий и движений, что порой даже неясно, как именно...

Навигация

Сценическая атмосфера

Статьи » Атмосфера в спектакле » Сценическая атмосфера

Страница 4

Первичность атмосферы заключается в разнице между выражениями: “жить в страхе” и “жить в атмосфере страха”. В первой посылке мы осознаём все атрибуты страха – дрожание пальцев, прерывистое дыхание, навязчивые мысли. Во второй посылке “атрибутику словно волной смывает – на передний план выходят другие акценты, ощущается дыхание глубины и органики: жить в атмосфере страха – значит ежеминутно, самой “страдательностью” своей “подпитывать” и “подкармливать” словом, воспроизводить эту атмосферу”. Мы всегда сначала чувствуем страх, а потом начинаем осознавать его причину, мотив и физиологию. В подтверждение первичности атмосферы, как её главного, сущностного признака, позволяющего “зачинать” развитие художественного смысла и правды, мы приводим меткое высказывание Поля Гогена: “Сущность произведения – это то, что не выражено, - из чего сами собой рождаются линии”1. Иными словами, сущность старше текста, хотя она и сам текст. Сущность эта сочиняется режиссером материально, образно привносится в ткань спектакля до возникновений сюжетных линий. Так, у Стрелера в “Вишнёвом саде” появляется дышащий, живой, пронизанный светом купол-небо из лёгкой воздушной ткани, распростёртой над сценой и залом, как душа сада, стиснутая рамками непроницаемых стен и непреодолимых обстоятельств. У Мейерхольда образ мира Плюшкина создаётся именно предваряющей атмосферой гниения, разложения в куче старья, тлеющего посреди огромной комнаты, где копошится нечто человекообразное, может быть, смахивающие скорее на крысу, чем на человека. Здесь важно выразить сценическим языком не метафизическое бытие вещи, места, времени, обстоятельств, а поражающее, потрясающее впечатление от вещи, явления, находящегося в развитии и движении, конфликтном взаимодействии обстоятельств. Зритель поверит активной энергетике, заключенной в первичности атмосферы, а уж потом в её оправдание и смысл. Заразительность смысла, его убеждающая сила таится в предваряющем воздействии атмосферы.

Если попытаться сместить акценты в методике анализа пьесы и в способах репетирования в сторону поиска и точного извлечения атмосфер событий, эпизодов, актов; атмосфер, составляющих в сумме одну сквозную атмосферу пьесы, спектакля, то можно точно расшифровать художественный смысл произведения, ведущий к предощущению сверхзадачи спектакля и формулированию замысла. Тогда, при такой позиции аналитика, вдруг возникают обстоятельства пьесы, которые бы не возникли при обычном действенном анализе пьесы. Именно таким образом проводит своё исследование художественной, а точнее, сценической атмосферы Александр Александрович Бармак на примере пьесы, которую автор считает самой нераскрытой и менее всего реалистической, скорее, символической – “Три сестры” А.П. Чехова. Сравнивая быт военных, достоверно и чуть ли не натуралистически описанный Куприным в “Поединке”, с военными в “Трёх сёстрах”, Бармак пишет: “…автор “Трёх сестёр” не только не заботился о правде изображения рядовой военной среды, он вообще о реализме, во всяком случае, в его узком и довольно частом понимании как житейской правды, совершенно не заботился… В ней есть правда атмосферы, ради которой и сделана вся вещь. Эта правда требовала такого Тузенбаха, такого Вершинина и т.д. Мечтателей, для которых мечта важнее, а в чём-то и реальнее самой жизни”.

Исследуя пьесу только по неисчислимому множеству предлагаемых обстоятельств, извлекая из него те, которые кристаллизуют и формируют, если можно так выразиться, “смысловую атмосферу”, мы приходим к поразительным результатам, в которых определяются и идея, и тема, и сверхзадача пьесы, а значит, и спектакля. К примеру, сцена прощания Тузенбаха с Ириной в четвёртом акте. “Это страшная сцена, они всё друг про друга знают. Но он оказался слабее и стал выспрашивать то, чего ему подать не могли. А может быть, и не хотели… Девушка оказалась весьма и весьма выдержанной. У неё одна задача – скорее уходи. Барон ей смертельно надоел… Собачья преданность барона никого не волнует… Одним бароном больше, одним бароном меньше. Эта психология стала в двадцатом веке едва ли не нормой… Тузенбах уходит на дуэль, надеясь получить пулю от Солёного. Но прежде Тузенбах буквально выпрашивает – Скажи мне что-нибудь.

Страницы: 1 2 3 4 5

Прочее на сайте:

Почему семейное чтение «ушло» в прошлое? Что может сделать библиотека, чтобы его «вернуть»
Определенный отпечаток накладывают сформировавшиеся в последние годы стереотипы отстраненности библиотеки от семьи. Библиотека оценивается, с одной стороны, как учреждение, неспособное удовлетворять потребности семьи в информации, с друго ...

Искусство эпохи эллинизма
К концу IV в. до н. э. классический греческий мир, раздираемый внутренними противоречиями, практически изжил себя. Наступила новая эпоха: стирались границы, объединялись народы и культуры всей ойкумены (известного обитаемого мира). Этому ...

Колокольня с надвратной введенской церковью
Первоначально, в XV веке, была возведена высокая каменная колокольня с куполом между Богоявленским и Сергиевским храмами. "Между этими двумя церквами высокая колокольня с приподнятым высоким куполом, наподобие куполов церковных" ...

Copyright © 2019 - All Rights Reserved - www.cultworld.ru