Новое на сайте

Древнегреческая культура

Изучение культурной жизни различных народов и стран издавна было делом, привлекавшим внимание философов...

Готическая субкультура

Готическая субкультура включает в себя столько понятий и движений, что порой даже неясно, как именно...

Навигация

На краю черты

Статьи » Винсент Ван Гог: судьба и творчество » На краю черты

Страница 1

Приезд Гогена в конце октябре 1888 года внёс в жизнь Ван-Гога воодушевляющее возбуждение. Ему было с ним необычайно хорошо. Однако эти отношения со стороны Ван-Гога с самого начала были не вполне естественны. В один из дней он пишет: «Мне кажется, Гоген несколько недоволен этим маленьким городишком Арлем, этим маленьким жёлтым домиком, в котором мы работали, но больше всего - мной…». Они ссорятся, мирятся, спорят, и вдруг у Ван Гога случился первый острый психоз. Он набросился на Гогена с бритвой в руке, отрезал себе кусок уха. Его нашли в кровати, окровавленного и без памяти, и увезли в больницу. Тео разыскал его. После приступа быстро наступило улучшение, но с этого времени подобные приступы будут повторяться, и хотя в небольших промежутках между ними он будет в совершенно ясном сознании, но таким, как прежде, он не будет уже никогда. После первого припадка его «глаз стал очень чувствителен». Много думая о своей болезни, он пишет брату: « .В общем, моя работа принадлежит тебе. Я вложил в неё мою жизнь, и половина моего рассудка ушла в неё .». Он много работает, его самооценка всегда - не исключая и времени болезни - сохраняет высокую степень самокритичности и объективности, но никогда не был доволен результатами, постоянно говорит, что его картины недостаточно хороши, живёт лишь мыслями об их улучшении. Он работает с невероятным самозабвением, в любую погоду, сжигаемый своей страстью и беспощадным южным солнцем, с таким исступлением, как будто предчувствует свой близкий конец. Ван-Гог сдаётся не сразу. Предвидя неизбежность катастрофы, он удесятеряет интенсивность и без того напряжённой работы. Он ещё в силах создать десятки потрясающих своей проникновенностью картин. Но отчаяние - плохой советчик. Светлое здание искусства, указывающее светлый путь к освобождению и счастью, дало трещину, а потом и совсем распалось. Избежать этого Ван-Гог не был в состоянии, так как его рукой и мыслью водила эпоха, современником которой он был, и трагические противоречия которой ему суждено было выразить в последние полтора года своей жизни. Отныне развитие его искусства измеряется уже не годами, а месяцами. Кольцо болезни сжимается. Но следует отметить совершенно необычайный феномен: его суверенное отношение к болезни. В одном из его писем можно прочесть: «Во всяком случае, эта попытка остаться правдивым, может тоже средство борьбы с моей болезнью, которая меня беспрерывно беспокоит». В Сен-Реми, а затем в Овере изменения в его искусстве обозначились ещё резче. Человек и природа вступили в полосу неразрешимых противоречий. Время Сеятеля миновало. Наступило время Жнеца. Ван Гог сам поясняет этот новый в его творчестве образ: «В этом жнеце мне представляется некая неясная фигура наподобие дьявола, борющаяся в раскалённом мире за то, чтобы закончить свою работу. В нём я вижу образ смерти в том смысле, что человечество - колос, который должен быть сжат .». И так, трагический перелом свершился, Он во всём: в мировоззрении, в сюжетах картин, в способах выражения. Вместо Сеятеля - Жнец, вместо жёлтых подсолнухов - зловещие чёрно-зелёные кипарисы, вместо величественных пространств долины Кро - стиснутая горами, как бы вздыбившаяся земля, вместо монолитных цветовых плоскостей - бешеный вихрь мелких пульсирующих мазков. Цвет мертвеет и глохнет. Пространство снимается, и всё начинает казаться плоским. Рой однообразных мазков становится назойливым, как наваждение. Краски на картинах последних месяцев его жизни становятся более грубыми и кричащими. Хотя он никогда не придавал значения ошибкам в перспективе, под конец их количество увеличилось. Наклонившаяся дымовая труба, покосившаяся стена, деформированная голова кажутся уже не необходимыми, а случайными. Дисциплинирующее самообладание, кажется, ослабляется возбуждением. Характерность мазка, криволинейность гипертрофируется, живописная манера огрубляется. Картины производят хаотическое впечатление. Он ещё надеется, зная, что отдать болезни искусство для него равносильно смертному приговору. Но уже не в силах предотвратить неизбежное.

Страницы: 1 2 3

Прочее на сайте:

Восточная культура
Древний Восток был родиной великих культур, выведших человека из лона первобытного мифа. Однако, покинув первобытность, Восток не преодолел мифологического способа отношения человека к миру. Мир древних восточных культур – это магический ...

Памятники культового искусства как культурно-историческая ценность
Особую проблему всегда представляло отношение нашего общества к памятникам религиозного искусства. Прежде чем проанализировать динамику этого отношения, необходимо определить понятие «культовое искусство», «религиозное искусство» и выявит ...

Положение указательного пальца
Что касается указательного пальца, его места и функций в "переменной точке опоры", то, с одной стороны, следует предостеречь учащегося от участия этого пальца в "хватательном" движении, а с другой - отметить, что точка ...

Copyright © 2019 - All Rights Reserved - www.cultworld.ru