Новое на сайте

Древнегреческая культура

Изучение культурной жизни различных народов и стран издавна было делом, привлекавшим внимание философов...

Готическая субкультура

Готическая субкультура включает в себя столько понятий и движений, что порой даже неясно, как именно...

Навигация

Дизайн. Интерьер. Современные тенденции

Статьи » Дизайн. Интерьер. Современные тенденции

Период 1830–1890‑х годов – совершенно новый этап в истории архитектуры и декоративно-прикладного искусства. Его принято называть периодом эклектики или историзма. Само слово «эклектика» всегда имело негативный оттенок, подразумевая соединение чего-то несовместимого. Эклектика – не стиль, а смешение различных стилей. В какой-то мере она всегда существовала как неизбежное следствие диалога различных культур, однако не была основополагающим принципом искусства. Всему виной романтизм, с его философией «свободного перемещения в историческом времени» и отказом от строгих канонов в искусстве. Время классицизма заканчивается, он вынужден сойти со сцены. Античность, считавшаяся в классицизме единственным образцом для подражания, уходит в прошлое готика, барокко, рококо, древнерусское и восточное искусства становятся источником творческих интерпретаций архитекторов и декораторов. Меняются идеал искусства и само представление о прекрасном. Вместо величавой благородной простоты предпочтение отдается показной роскоши

Интерьеры эклектики – полная противоположность интерьерам классицизма. Чистота и ясное пространство классических залов, где много воздуха и света, уступают место уютной тесноте и перегруженности. Комнаты до отказа заполняются вещами. В них начинает главенствовать мебель, лишая комнаты былой парадности и строгости. На смену холодной блестящей поверхности полированной мебели приходит пушистая фактура бархата скатертей, обивок диванов и кресел, создавая ощущение мягкости, теплоты и покоя.

Новая мода сказалась, прежде всего, на планировке помещений. Классический осевой принцип анфилады заменяется свободной живописной планировкой замкнутых комнат, смещенных с центральной оси. Мебель теперь не размещается вдоль стен, а образует свободные группы, живописные «уголки». В комнатах ее становится все больше, и она более удобная и комфортная. Для создания в интерьерах отдельных зон широко применяют ширмы, трельяжные решетки с зеленью. Стремление приблизиться к природе привело к устройству в домах зимних садиков. Там же, где их не было, комнаты заполнялись жардиньерками, трельяжами с вьющимися растениями, напольными кашпо и кадками. С этого времени мода на комнатные растения прочно войдет в убранство интерьера.

На смену принципу сословности приходит понятие «частного человека». Каждая комната наделяется определенной функцией. Становится модным оформлять различные, но назначению комнаты в разных исторических стилях. В издании К. Шрейдера «Новые комнатные декорации или рисунки изящно отделанных комнат» (1850 г.) предлагалось, к примеру, украшать «танцевальную залу в греческом вкусе, гостиную – в новофранцузском…, будуар – во вкусе Помпадур, спальню – в китайском, ванную – в восточном…». Это вызвало много споров, подобное «разностилье» многим было не по душе. Архитектор Л. Бенуа писал: «Удовлетворяя вкусу маловзыскательных заказчиков, архитекторы были вынуждены создавать постройки как бы по одному определенному рецепту… Вестибюль отделывался в «помпейском» стиле, гостиные и танцевальные залы – в стиле Людовика XV (рококо) или Людовика XVI. Этот стиль подвергался особенному искалечению тяжелыми и вычурными формами: никто не понимал тонкости и изящества его. Столовые и кабинеты шли в стиле ренессанса и готики, причем архитекторы любили, как тогда выражались, «вертеть немецкий ренессанс». Будуары в стиле «Помпадур», а fumoir (фр. – курительная) обязательно требовалось отделать в мавританском стиле и т.д. Можете себе представить, какой получался архитектурный винегрет вместо жилого дома!».

Непременным атрибутом богатых домов периода эклектики был будуар – небольшая женская гостиная для приема самых близких знакомых. Будуары, как правило, оформлялись в так называемом стиле помпадур, или «второго рококо». Там создавалась атмосфера праздничности и беззаботности. Говоря о будуаре Мариинского дворца, поэт II Кукольник подметил: «В этом будуаре а ля помпадур не хочется заводить спора, тут так хорошо, так весело, так роскошно. Что тут составляет главное, решить трудно: кругом и вверху – зеркала, но там же изящная резная работа, ярко вызолочс1шая, там же штоф блистает своей шелковистой роскошью, там же разбросаны картины в роде Ватто. Эта ослепительная смесь изящной мелочи, которая сама себя умножает до бесконечности».

В отличие от строгой симметрии классического интерьера, в период эклектики мебель расставлялась свободно, как бы небрежно, образуя уютные компактные уголки. Поставленные под углом посреди комнаты столы, диваны, кресла, ширмы не только создавали ощущение непринужденности, но и были удобнее в пользовании. В будуаре обычно стояли шкаф, этажерки, стулья, столик дли рукоделия, столиц-бюро, фортепиано.

Формы их были кокетливо изогнуты. Цветочные мотивы царили в обоях, в живописных полотнах, в драпировках окон, обивке мебели… Будуары иногда полностью, от пола до потолка, драпировались тканями и коврами, превращаясь в подобие мягкой уютной шкатулки. Мебель для них в стиле «помпадур» было принято золотить, порой ее красили в белый или светлые тона. Особой популярностью пользовались изделия из фарфора: из него иногда делали камины и даже люстры.

А.Н. Бенуа вспоминает о будуаре в одном богатом особняке: «Весь светлый… с мебелью изогнутых форм, с фарфоровыми фигурками на зеркальном шкафчике… с жардиньеркой ароматических цветов у окна… производит впечатление чего-то лакомого – комната эта напоминала мне пирожные от Берена». Кабинеты и библиотеки было принято отделывать в готическом стиле. Знать заказывала модные гарнитуры целиком, люди менее состоятельные приобретали отдельные вещи. Так, на последней квартире А.С. Пушкина, судя по документам, находились «готические ширмы грушевого дерева с отделкой из темного ореха, приобретенные Гамбса», знаменитого французского мебельщика. Атмосфера таинственности и загадочности, усиленная использованием в декоре витражей и цветных стекол, как нельзя лучше располагала к размышлению. В «готический кабинет» обычно входили кресла, стулья, письменный стол, корзина для бумаг, подвесные полочки, этажерка, каминный эк ран, ширма и кабинетная кушетка. Форма и небольшие размеры такой кушетки не позволяли отдыхать лежа, а только сидя, вытянув ноги. При необходимости кушетка дополнялась специальным пюпитром для чтения. Конечно, подражание готике было чисто внешним и выражалось в обильном украшении мебели стрельчатыми арочками, розами, крестоцветами, пинаклями и прочими архитектурными деталями готики. В стиле готики выполнялись и остальные предметы кабинета – зеркала, камины, часы и даже сервизы.

Обивка мебели кабинетов и библиотек всегда была темного цвета, скорее всего, потому, что это были мужские помещения, а табачный дым очень быстро портил светлые обои и драпировки.

Столовые, как правило, оформлялись в греческом, так называемом помпейском стиле. Архитектор А. Брюллов, брат знаменитого художника К. Брюллова, выполнил убранство одной из столовых Зимнего дворца. Сохранился мебельный гарнитур из нее, но архитектурный интерьер был утрачен последующими переделками. Мебель, созданная по проекту Брюллова в мастерской Гамбса, прекрасно гармонировала с архитектурой интерьера. Все было выдержано в традициях помпейской живописи. и росписи стен, и рисунок потолка, и узор паркета. В основу стульев гарнитура были положены курульные кресла (складные парадные табуреты, которыми пользовались императоры Древнего Рима) Ножки консолей, стульев, диванов и табуретов в виде звериных лап и свирепых голов повторяли античные образцы. Не случаен и ярко-красный цвет обивки мебели, характерный для древних росписей. Модными были торшеры в виде античных светильников-треножников, выполненные из темной патинированной бронзы. Для лучшего освещения пользовались и подвесными светильниками в виде плоских чаш Как правило, их делали из жести или фарфора и заполняли маслом. Масляные светильники, не требовавшие, в отличие от свечных, сложной конструкции, стали широко распространяться с 1830 г., хотя свечи будут в ходу еще долгое время.

В каждом доме существовала комната в восточном стиле. В Зимнем дворце А. Брюллов оформил ванную комнату, декор которой напоминал дворец Альгамбру, знаменитый образец мавританской архитектуры в Испании. Особенно часто в восточном стиле устраивались кабинеты и курительные комнаты Витражи на окнах создавали полумрак в духе покоев восточных владык. Восток воспринимался европейцами в ярких красках, пряных ароматах. По меткому определению А.С. Пушкина, с понятием «азиатская роскошь» у современников ассоциировались красные диваны, цветные ковры и кинжалы с цветными камушками на рукояти». В убранстве кабинетов сочетались как подлинные восточные вещи, так и предметы, выполненные в подражание им. Очень распространены были небольшие восьмигранные столики, украшенные вставками металла, слоновой кости и перламутра. Таких столиков, прозванных турецкими, немало вывозилось из-за границы, но, судя по количеству сохранившихся образцов, их активно копировали и местные мастера. На коврах были развешаны целые арсеналы оружия. В России интерес к Востоку во многом подозревался войнами на Кавказе и в Средней Азии Модным считалось иметь у себя в доме коллекцию военного и охотничьего оружия, что, впрочем, нередко свидетельствовало о боевых заслугах владельца дома.

К концу века интерьеры теряют остатки былой однородности стиля хотя бы в рамках отдельной комнаты. Предметы разных стилей начинают мирно соседствовать в одном помещении. Восточные курильницы и кавказские ковры с развешанным на них оружием уживаются с роскошными барочными люстрами, «ренессансными» столами и креслами. Стилевое единство окончательно уступает место механическому собранию предметов, объединяемых чисто внешними признаками, чаще всего общностью цвета обоев и драпировок, одинаковыми породами дерева в мебели. Каждая комната трактуется как самостоятельный замкнутый мирок. Значительно уменьшаются размеры комнат, а количество предметов в них увеличивается. Создается впечатление, что люди боятся пустоты. Сотни вещей – мебель, цветы, безделушки – загромождают комнату, образуя самостоятельные уголки и островки предметов, расставленных и развешанных в «уютном беспорядке». Мягкая мебель иногда полностью прячется под драпировками, ее словно «кутают», скрывая деревянный каркас под тканой стеганой обивкой. Кисти и бахрома спускаются до пола. Окна и двери украшают драпировки, спадающие тяжелыми мягкими складками, перехваченные шнурами Общее впечатление тяжеловесной роскоши подчеркивают темные тона обоев, тканей, дерева.

На протяжении всего прошлого века убранство интерьеров дешевеет. Обилие вещей становится причиной, стимулирующей использование все более дешевых материалов Чугун вытеснил бронзу, майолика сменила фарфор, плюш и репс – шелк, атлас и бархат, клеенка – кожу, фотографии – живописные портреты. В этот период завершается формирование нового типа жилья – многоквартирного доходного дома, рассчитанного на средние слои городского населения. В основу планировки квартир легла схема московского особняка начала XIX в. с двумя входами по бокам и двумя рядами комнат, проходных и изолированных, соединенных длинным коридором. Барские квартиры состояли из 7–15 комнат, квартиры средней руки имели 4 6 комнат, остальные – 1–3. Все они были спроектированы по коридорной системе, с двумя выходами – на парадную и черную лестницы. Именно такие частные квартиры в будущем превращались в перенаселенные «коммуналки».

Конец века – время стремительного технического прогресса. Квартиры становятся все более благоустроенными и комфорта больными. Некоторые из чудес технического прогресса – водопровод и канализация – существен но изменили их планировку. Появление ванных и перенесение уборных внутрь квартиры (в XVIII – начале XIX в. они размещались в лучшем случае в специальных пристройках на галереях или на лестничных площадках в подъездах) выделили область санузла. Вся квартира делилась па три зоны: деловую и гостевую, жилую, подсобную. Первая тяготела к парадной лестнице, последняя – к черной, жилая находилась посередине. В типичной квартире доходного дома дверь парадной лестницы вела в переднюю. Если это была квартира врача или юриста, передняя служила своего рода приемной. В нее, как правило, вы ходил кабинет. Остальные комнаты сообщались с ней через коридор. В журнале «Мебельный альбом» 1891 года описываются варианты убранства кабинета: «Обязательно бюро или письменный стол около окна, но поставленный так, чтобы слет падал слева и никак в глаза; мебель для сидения мягкая, но с видимою деревянною обделкою; вполне крытая материною только тоща, когда кабинет меблируется в восточном вкусе. Стены украшены картинами, оружием, редкостями и т.п.» В больших квартирах в переднюю выходила еще и гостиная.

Журналы предлагали огромное число вариантов мебели для гостиных: «Кроме обыкновенного дивана – козетки в виде двух соединенных кресел с небольшим круглым или овальным столиком посередине, небольшой полукруглый диван маркиза des-a-dos с сидениями по обе стороны от спинки, для отдыха днем – оттоманка, для беседы – диваны «тетатеты», несколько легких стульев и табуретов, в простенках – столы-консоли или изящные шкафики, отажерки с расставленными на них безделушками, но углам маленькие столики; рояль и фортепиано. Если гостиная большая, то посередине или большой стол, или жардиньерка, или ваза с растениями или, наконец, круглый диван с корзиной цветов посередине. Столовые часы, вазы на простеночных столах, ковры на полу… Всею должно быть достаточно и даже много». Модной становится мягкая мебель с обивкой из штофа и ситца, полностью скрывающей деревянные детали. Особенно уютно выглядели так называемые пате (от фр. pate – пирог) – мебель без твердого каркаса, состоящая лишь из мягких матрасов. В жилых комнатах ближе к передней располагалась столовая. Для нее предлагались: «Стол и стулья без обивки или обитые кожей: тисненою или шагреном. Изящно, если стены и потолок обшиты деревом с резьбою, если нет, то обои, не яркие, но и не темные, с однообразным серьезным рисунком. По стенам различного рода фаянс, металлические блюда, картины с изображением ландшафтов, охотничьих сцен и натюрмортов. Портьеры и занавеси – тяжелые. Часы – лучше всего тумбою (в шкафчике)». На противоположном от парадного входа конце квартиры, у черной лестницы, находилась кухня, далее шли людская, уборная и ванная. Рядом с санузлом, примыкая друг к другу, размещались детские и спальня, в отделке которой «допускается произволу больше, чем где-либо; мебель, конечно, должна быть мягкая и удобная».

Читать такие красочные описания обстановки в «Мебельных альбомах» того времени – увлекательнейшее занятие. Однако трудно себе представить, как можно было жить в столь перегруженных вещами интерьерах, да еще и наводить в них порядок. Со всех сторон раздавалась критика в адрес «всеядности» и «беспринципности» эклектики. К концу века стало ясно, что этот стиль окончательно исчерпал себя. Мечта зодчих о создании нового, оригинального и целостного стиля в скором времени осуществилась. Это был модерн.

Прочее на сайте:

Танцевальный костюм, атрибуты танцев
Одним из важнейших компонентов народных празднеств, обрядов, семейных торжеств, в составе которых исполнялись пляски, является их оформление. Под этим словом подразумевается украшение места праздника, площадки, где исполняются пляски, исп ...

Реклама и мода как зеркало массовой информации
В конце XX в. в промышленно развитых странах происходили процессы, создавшие у ведущих социологов, экономистов, культурологов убеждение в том, что человечество, в том числе и Украина, вступило в новую фазу развития. Главное отличие этого ...

Представители поздней классики
Пракситель (4 в. до н.э.), древнегреческий скульптор, родился в Афинах ок. 390 до н.э. Возможно, Пракситель – сын и ученик Кефисодота Старшего. Пракситель работал в родном городе в 370–330 до н.э., а в 350–330 до н.э. ваял также в Мантине ...

Copyright © 2019 - All Rights Reserved - www.cultworld.ru